КУДА УХОДЯТ НАШИ ВРАЧИ?

Казалось бы, работая в нашей отечественной медицине очень быстро привыкаешь ничему не удивляться: ни скудности оплаты, ни энтузиазму населения, ни зверствам начальства, ничему; ан нет — всё равно, жизнь, как показывает статистика, гораздо богаче наших представлений о ней.
Мой первый самостоятельный выезд. Вызов: «52 г., Ж, сердце». Признаться честно, в «скорой» да и вообще медицине, как говорится, без году неделя, тем не менее я получаю этот наряд, поскольку анамнез именно этого сердца известен уже всей подстанции. Старший врач смены, по-отечески так, снарядил меня сопутствующей информацией: затянувшийся климакс, любовь к бензодиазепинам и редкие монотопные экстрасистолы, иногда мелькающие на ЭКГ и преподносимые, как нечто жизнеугрожающее — и снабдил необходимыми инструкциями...
Еду, поднимаюсь на этаж. Неопрятная квартира, худощавая женщина, вытянувшаяся под одеялом, масса неприятных запахов, и выражение лица вызвавшей, словно под носом ей мазнули скипидаром.
— Вы какой именно врач?
— Я не врач, — не стал обманывать я. — Я — фельдшер.
— Фельдшер?!.. — сказано было так, что я на миг устыдился этого звания. — Тогда какое право вы вообще имеете меня осматривать? Ты ж ещё молоденький совсем!...
Пожимаю плечами:
— Дипломом государственного образца и работой данное. А что?
— Вы знаете, что у меня очень серьезное кардиологическое заболевание?! Вам слово «экстрасистолы» что-то говорит? Какую помощь вы мне можете оказать? Вы даже давление мне не померили!
— Да я, вообще-то, только вошёл...
— Что это за безобразие такое? У вас там что, издеваются надо мной? Мне нужна кардиологическая бригада!
— А её уже год как нет, — радую я подробностями онемевшую от такой наглости больную. — Расформировали.
— Тогда почему мне не прислали врача?
— А где их взять? Думаете, на «Скорую» толпы ломятся?
Дальше пошёл долгий разговор ни о чём, который и закончился ничем: т.е. кардиограммой, тонометрией, феназепамом в мягкое место и долгими невнятными угрозами нашей службе за подобную неорганизованность.

Поразительно, честное слово! Милая женщина, откуда же взяться врачам? Тем паче — профильным специалистам, готовым, свесив язык, кинуться кивать в пять утра всем вашим капризам и по поводу каждого чиха устраивать консилиум?
Они бегут из нашей медицины, и со «Скорой» — в частности.
Возьмите пример дикого Запада: там считается порочной практика доставки врача к пациенту. Врач — это первый после Бога, его голова должна быть забита лишь новыми методиками диагностики и терапии, новейшими разработками и схемами применения новейших же лекарственных средств, глубоким анализом каждого отдельного заболевания у каждого отдельно взятого больного. Но уж никак не должен этот человек, к интеллекту и умственному труду которого предъявляются такие высокие требования, бегать по двадцатым этажам, таскать носилки, выковыривать бомжей из канав и консультировать истеричек с вечно больными «сердцами» и «головами». Хотя, как рассказывают мне мои заграничные коллеги, таких «пациентов» немало бывает и там, в их «отделениях скорой помощи» (по-нашенски, если не вдаваться во все тонкости и нюансы, это «приёмный покой»)... Тем не менее высокий умственный труд предполагает отсутствие низменного труда физического.
Там врача привозят к больному только в двух случаях:
1) крайне тяжёлое состояние, когда транспортировка больного крайне нежелательна или по каким-то причинам не возможна;
2) массовая травма в результате автомобильной, железнодорожной или иной техногенной катастрофы, стихийного бедствия, или же во время массовой эпидемии.
Говорят, в Древнем Китае врач одной пальпацией пульса занимался несколько часов, вникая в нюансы его наполнения, напряжения, ритма, частоты... Откуда же вы возьмёте специалиста, который то же самое вам предоставит, вкалывая при сём, как негр на плантации? А если ещё врач гораздо сильнее, озабочен мыслями, где бы перезанять, чтобы переотдать, чтобы не протянуть ноги, нежели вашим здоровьем...
Вы не сберегли поколение хороших врачей, люди. Вам его подарило время, как компенсацию за ошибки социалистического прошлого, одно из немного ценного, что вы могли иметь даром. Вы сгноили этот подарок — жалобами, кляузами, оскорблениями, недовольством, молчанием, равнодушием, ненавистью к тем, кто из последних сил, за нищенскую зарплату, имея огромные обязанности и не имея никаких прав, пытался бороться за ваше здоровье. А теперь это поколение, воспитанное в духе альтруизма, гуманизма и бессеребреничества, благополучно вымерло. Остались лишь крохи. Новые врачи уже не будут такими — они растут в другой эпохе, где в порядке вещей то, что человек человеку волк, что без денег нет работы, что если не ты — то тебя. И, как дети своей эпохи, они не смогут вести себя как то, уходящее во тьму поколение, которое вы добиваете.
Вы молчали, когда врачи жили на нищенскую зарплату.
Вы хором осуждали, когда врач, спасший тысячу, не спасал одного.
Вы доносили, когда врач, дошедший до нервного срыва, ругал вас за необоснованный вызов.
Вы не обращали внимания, что люди, спасающие ваши жизни, живут без социальных льгот, без привилегий, без достойного уважения к своему труду.
Вы предали врачей, люди.
Куда уходят врачи? Подальше от вас... Кто-то уезжает в дальнее зарубежье, кто покидает профессию, меняя навсегда профиль своей жизнедеятельности вообще, а кто-то в нищете, от инфарктов, инсультов и онкологии, забытые всеми спасёнными и исцелёнными, уходят в более лучший мир — туда, где нет и не будет таких, как вы, где не будет ни боли, ни хвори...


TEXT.RU - 100.00%

4 комментария: